ru RU  en EN
Lodge-muses.ru/Масонский Петербург

Масонский Санкт-Петербург глазами Ложи МУЗ №33

 

medn-vsadnikВеликий реформатор Пётр I основал столицу своей империи в месте, на первый взгляд, совершенно пустынном: среди болот дельты Невы. Было это в 1703 г.

За пять лет до этого, когда Пётр I посетил Лондон, у него уже созревал план строительства будущей северной столицы. Царь очень интересовался архитектурой и внимательно осматривал новые постройки, в том числе – здания, возведенные Кристофером Реном, одним из отцов-основателей новоанглийского масонства.

Созданный Кристофером Реном план перестройки Лондона, как считает теоретик архитектуры Александр Раппопорт, – первый в Европе проект создания города на пустом месте – повлиял на планировку Санкт-Петербурга. Главными принципами Рена были внецерковность (подразумевающая веру в Высшее Существо) и аполитичность.

После страшного лондонского пожара 1666 года Рен вручил новый план столицы Англии Карлу II. Он предлагал снести всё: и повреждённые пожаром, и сохранившиеся части средневекового Лондона – с тем, чтобы на их месте возвести новый город. Вместо стихийно сложившихся и чрезвычайно запутанных узких улочек Рен предполагал прямолинейную разбивку районов на чёткие кварталы, отделяемые друг от друга широкими проспектами. Этот замысел не был осуществлён. Санкт-Петербург не единственная столица, испытавшая влияние проекта Рена. Через 130 лет в 5 тысячах километров от Лондона идеи Рена стали основой строительства столицы нового государства. Так возник Вашингтон, а вслед за ним по тем же идеям возвели еще несколько американских городов.

Родиной современного масонства, как известно, явилась Англия. Стимулом к возникновению постоянных масонских лож, по мнению Умберто Эко, послужил великий пожар 1666 года, уничтоживший 4/5 деревянного Лондона. Возникшая после этого гигантская строительная площадка привлекла десятки тысяч каменщиков. В ХVIII-XIX веках девять из десяти английских архитекторов принадлежали масонскому братству.

Что могло стать лучшей аллегорией создания нового общества, как не строительство реального здания? И естественно, что масонские идеи, прежде всего, проявили себя в архитектуре.

Сегодня можно утверждать, что современное зодчество развивается по двум направлениям, которые указали два столпа архитекторы Нового времени – Кристофер Рен и Джон Соан.

Соан, посвященный в масоны ещё в молодости, отказался от ордерных декорации и имитации классических форм. Он рассчитывал на чистую архитектонику здания. В истории архитектуры его постройки представляют собой редкий случай – классицизм без ордера, без имитаций, без лишнего декора. Идеями Рена и Соана вдохновлялись блестящие мастера ампира, архитекторы Леду и Булле. О Клоде Никола Леду точно известно, что он был членом масонской ложи. ОбЭтьене-Луи Булле таких сведений не сохранилось, но влияние масонства на его творчество несомненно.

Император Александр I вместе со своей сестрой Екатериной Павловной герцогиней Ольденбургской, посетив в 1814 году Лондон, пожелал познакомиться с возведенным Соаном комплексом Банка Англии.

Конструктивная строгость соановских экстерьеров, свободная организация внутреннего пространства – всё это востребовано и в современном зодчестве.

Санкт-Петербург – самый мистический и самый масонский город. Город традиций и консерватизма, которые он поразительным образом соединяет с реформами и революциями. Город возрождения античной культуры, в которой зрели и зреют прометеевы восстания и заговоры. Город двух альтернативных колонн Храма Солнца.

kazanЗдесь, в центре города известный масон граф Александр Строганов решил возвести храм, который своим обликом походил бы на римский собор Святого Петра. Поэтому при его проектировании он отказался от традиционной русской колокольни. Строил храм еще один вольный каменщик – Андрей Воронихин. На фронтоне Казанского собора – а именно о нем идет речь – зодчий изобразил большой треугольник с всевидящим оком.

В Петербурге много мест, которые несут на себе тайные масонские символы. На старинных кладбищах не редкость - памятники с изображением циркуля и наугольника. Крыши иных старых зданий покрыты драконовыми чешуями в виде усечённой пирамиды, а на фасадах мы видим жезл Гермеса, обвитый змеями. Одно из самых распространенных течений в масонстве – египетское масонство. А архитектура Петербурга изобилует древнеегипетскими образами и символами – сфинксами, грифонами, пирамидами, четырёхгранными обелисками... Элементы «египетского стиля» встречаются и в оформлении жилых домов.

 

Попробуем проникнуть в ментальный поток создания изначального плана Санкт-Петербурга, Великого города Камня, Философского Камня

Известно, что Пётр I начал возводить город с Петропавловской крепости. Затем его мастера перебрались по другую сторону Невы и начали строить крепость Адмиралтейства, которое позже превратилось в символ морской державы, владычицы океана.

Изучая сакральную геометрию Петропавловской крепости, не сложно заметить одну алхимическую формулу трансформации, слияния главных инструментов масонства – циркуля и угломера. В основе плана Петропавловской крепости лежит вытянутая в золотых пропорциях гексаграмма, результат соединения двух треугольников или иначе – Печать Соломона. При этом, вглядевшись в план Петропавловской крепости, мы видим, что в каждом из ее бастионов можно поместить пентаграмму.

petro-pavelПентаграмма внутри гексаграммы – один из важнейших знаков средневековых алхимиков и каббалистов, дающий ключ к пониманию их учения. Этот двойной знак можно увидеть над входом в каждом ламаистском святилище. И этот же знак: перекрещивающиеся циркуль и треугольник с пламенеющей звездой в центре принят у масонов. Микрокосм в матрице Вселенной, заключённый внутри макрокосма как зародыш, держится на трёх основных силах.

Если же подняться над Невой на высоту птичьего полёта, то мы увидим, что центр города представляет собой огромный треугольник, очерченный двумя проспектами, берущими начало у Адмиралтейства (Невским и Вознесенским) и Садовой улицей.

Своими пропорциями этот треугольник соответствует пирамиде Хеопса, которая имеет внутри камеры Царя и Царицы. Наш треугольник тоже делится на части: его камеру Царя очерчивает река Мойка; камеру Царицы – канал Грибоедова. Предполагаемому входу в гробницы соответствует Казанский собор.

Три части, на которые каналы делят Петербургский треугольник, символизируют три мира: ученика, товарища, мастера.

Переходя канал Царицы, мы оказываемся в новом мире, над которым возвышается Великий Собор со всевидящим оком на фасаде.

Эти три иерархических мира соединяются восемью мостами, перекинутыми через канал Царицы (канал Грибоедова) и тремя – через канал Царя (Мойку). Над вершиной треугольника парит золотой шпиль Адмиралтейства. 11 материальных и 1 духовный мост символизируют 12 фаз прохождения Души в загробном мире (описанных в египетской «Книге Мёртвых»), а также, 12 герметических стадий европейской алхимии. Над каналом Царицы переброшены 8 мостов. На восьмой стадии новопреставленная душа раздаёт жертвы душам, застрявшим в пещерах царства Дат. В алхимии это стадия осаждения, или сепарации, отделение взвесей от жидкости. То есть, чтобы новоиспечённый ученик-масон проник в «мир товарищества» он должен на деле показать своё бескорыстие и преданность братству. Он должен много раз покрыться потом.

Оказавшийся в «мире товарищества» брат-путник заметит там Величественный Храм с всевидящим оком на фронтоне – Казанский собор. Уникальность этого храма - в его архитектурном решении. Поскольку алтарь храма должен быть на востоке, собор оказался поставленным боком к Невскому проспекту. Чтобы исправить дело, перед его северным фасадом возвели грандиозную колоннаду из 96 колонн. Они стоят полукругом, напоминающим ладью загробного мира. Чтобы попасть в «мир мастеров» надо познать символику этих колонн, представляющих два направления: Силу и Мудрость. Если общее количество колонн делить на «триаду», получим 32 – это формула каббалы: 10 сефирот; 22 буквы основания, из которых 3 материнские, 7 двойных и 12 простых. Без познания Божественной анатомии не открыть троичные мосты.

Три расположенные на Мойке моста названы: Красный, Синий и Зелёный. Только пройдя через один из этих мостов, можно оказаться в «мире мастеров». А там мы увидим второй малый треугольник, образуемый Малой Морской улицей. Переходя ее, мы оказываемся в парке, окружающем Адмиралтейство. В центре парка – фонтан, изливающий во все стороны (как всевидящее око) воду, источник жизни. Именно здесь, в двенадцатой стадии, Душа попадает в храм Солнца. Философский камень соприкасается с трансмутируемыми металлами.